TIAMAT

 

 

Главная
Группа
Йохан Эдлунд
Фотогаллерея
Новости
Ссылки

Дискография:

1990. "Sumerian Cry"
1990. "A Winter Shadow"
1991. "The Astral Sleep"
1992. "Clouds"
1993. "The Sleeping Beauty" (Live In Israel)
1994. "Tour Sampler"
1994. "Wildhoney"
1995. "Gaia"
1995. "The Musical History Of Tiamat"
1997. "Cold Seed"
1997. "A Deeper Kind of Slumber"
1999. "Brighter Than The Sun"
1999. "For Her Pleasure"
1999. "Skeleton Skeletron"
2002. "Judas Christ"
2002. "Vote For Love" Single
2003. "Cain"
2003. "Prey"
2006. "The Church of Tiamat" DVD
2007. "Commandments"
2008. "Panopticon" Compilation
2008. "The Temple of the Crescent Moon" Single
2008. "Amanethes"
2008. "The Ark of the Covenant" Boxed set

Ссылки:
Официальный сайт Тиамат
Недорогие и качественные активные колонки со склада в Киеве.
ГРПШ-2А-01-2Н с двумя регуляторами РДНК-50
Вакансия прораба фасадных работ в Санкт Петербурге

   

 

Интервью с Йоханом  Эдлундом. By Vera 2008 год.


Мы начали с вороха вопросов и далее вы можете прочитать, что планирует вокалист/композитор/гитарист и вдохновитель Tiamat Йохан Эдлунд, который рассказал нам о, своих новых наработках.
Давайте на мы начнем с самого начала этого альбома: Я думаю, что с первой песни "The Temple Of The Crescent Moon" я думаю что она немного автобиографичная, не правда ли?

Да, безусловно. Мы постарались закончить с идеями 'Prey'. Которые были развиты пять лет назад. Вот почему эта песня начинается как бы с обзора того, было написано нами ранее

Обычно для создания альбома Tiamat-у требуется довольно короткий промежуток времени. Будет ли с 'Amanethes', так же?

Нет, на этот раз все немного отличается. У нас было много времени для работы над альбомом, над песнями мы работали гораздо раньше. Период работы над некоторыми из них, например, такими как последняя песня 'Amanes' составляет пять лет. Конечно, мы много раз изменяли его на протяжении этих лет, но некоторые старые идеи остались.

Альбом был записан в основном в Греции. Это был новый опыт для вас, я думаю?

(колеблется) и да, и нет. Мы много путешествовали группой. И я не вижу себя в качестве шведа. Я живу в течение трех лет в Греции, из-за моей подруги. Таким образом, я начинаю обживатся в новой стране, и первым ко мне приехал Ларс со своими барабанами. В дальнейшем наш басист и гитарист Андерс Томас приехал в Грецию, для записи. Но микширование было сделано в Woodhouse Studios, как обычно в Германии, Зигги Бемм помогал нам с записью DVD.


Существует песня с греческим названием 'Katarraktis Apo Aima'. Что это значит?

Что-то вроде водопады крови

Вы уже начинаете хоть немного говорить на греческом языке?

(смеется) Не очень, но уже начинаю. Знаю некоторые красивые слова, учу под настроение ... Греция, страна с очень древней и тонкой культурой, историей Ницце, и природой, которая очень вдохновляет меня как музыканта. Даже некоторые вещи в языке могут стать источником вдохновения.

На ваше творчество оказывает влияние греческая мифология ...

Не так сильно на самом деле. Мифология всегда есть в нашей повседневной жизни. Каждый раз, когда я использую символику мифологии, я использую ее как символ моей личной жизни. Например, то, что я сделал с шумерской мифологией в прошлом. То же самое относится и к самому названию Tiamat. Оно имеет мало общего с шумерской мифологией, но оно часто используется в качестве символики вещей в повседневной жизни.

Вы также сказали мне, что в настоящее время нужно жить размеренно, и пытатся жестко фильтровать тот большой поток информации, который обрушивает на нас жизнь ...

Не правда ли? Он идет отовсюду и это заставляет людей забывать, что действительно важно в жизни. Делайте те вещи, которые нравятся вам и вашим близким, будьте больше вместе со своей семьей и близкими Вам людьми ... Большинство людей живут в спешке, с утра до вечера, чтобы заработать деньги и забыть о реальных ценностях жизни. Стрессы современной жизни не приносят счастья это мое мнение. По крайней мере, я не заинтересован в таком образе жизни. Есть так много вещей, которые можно сделать. У меня много свободного времени, но я не хотел бы тратить его на работу. Я люблю свободное время.

Это одно из преимуществ образа жизни музыканта ...

Да, для меня это является не последней причиной, почему я стал музыкантом.

Контракт с Century Media закончена и "Amanethes 'является первой записью на Nuclear Blast. Почему именно Nuclear Blast?

Потому что они были заинтересованы, я имею в виду действительно заинтересованы. Были несколько лейблов, которые пытались иметь с нами дело только потому, что были уверены, что смогут продать несколько копий, только из за того что они выпущены под брендом Tiamat. Но Nuclear Blast был заинтересован не только в имени, но и в самой группе. Они верят в нас. И они знают, что могут рассчитывать на нас. Мы делаем свою работу как можно лучше.

Сколь часто вы даете концерты? В последний раз я видел вас на фестивале Graspop, очень хороший концерт!

Да, мне он тоже понравился. Мы играем время от времени. Показываем всем, что мы по-прежнему в очень хорошей форме.

В прошлый раз мы говорили, что вы планировали ехать на Украину в Крым фестиваль MHM и впервые дать концерт там...

Да, мы были там

Ну и как опыт?

Ну, я действительно напился в полете (смеется). Я поехал туда со своей девушкой, она была допрошена в Киевском аэропорту. Я был очень пьяный, начал спорить с военными, после чего меня чуть не арестовали. Нам пришлось взять билеты на ближайший рейс в маленькую деревушку возле Черного моря. Во время обыска милиция открыла наши сумки, и я думал что они могли украсть что-нибудь у нас. Я был взволнован, и потребовал, позвать начальника аэропорта (смеется), короче сильно поругались, и в конце концов меня выдворила из самолета милиция. Я чуть не попал в тюрьму, (смеется). Но, мы делали шоу, мы играли в фестивале и это не сон. Мы вернулись на следующий день,  опоздали. В результате чего на фестивале на нас наложили штраф.  Путешествие было кошмарным.

Когда вы играете на фестивалях, путешествие наверное всегда бывает тяжелым ...

Ну, это зависит от обстоятельств. На Graspop например, у нас был полет в вечернее время. Мы спали столько сколько хотели, проверки в аэропорту были спокойные. Но так хорошо, не всегда. Как правило, переезды во время тура, это сильный стресс и плохой сон, в принципе все зависит от ситуации. А шоу и зрители, это всегда весело, и приносит нам облегчение.

.

2

Не секрет, что шведская металлическая сцена поставляет нам огромное количество хороших команд, но Tiamat – это особая статья. Это не просто death, это death/doom – явление до сих пор в Швецарии не встречавшееся.

Действительно, новый альбом квартета “Astral Sleep” разительно отличается от всей остальной шведской дэтовой продукции. В то время, пока остальные сограждане этих ребят бьются за право перещеголять Napalm Death, Tiamat не стали зарубаться и взяли за образец музыку в духе Nocturnus. Суровый грозный вокал, doom-риффы, разгоняемые более шустрыми дэтовыми проходами и обилие клавишных, - все это создает оригинальную музыкальную картину. И, естественно, привлекает к группе огромное количество фэнов. Особенно в странах материковой Европы.
Что такое Tiamat? Ничего особенного, это просто имя самого злого божества в шумерской религии. Вполне рядовая вещь для death- metal-сцены. Хотя по-русски это название можно произносить несколько сочнее – И-Ти-ё-Мать. Верно?
Hellslaughter, гитарист и вокалист Tiamat, долгое время занимался изучением древних религий и теперь его знания воплощают в тексты песен и отражаются в необычайной музыке группы. Хотя оптимального звучания группе удалось добиться не сразу. Ее дебютный альбом “Sumerian Cry” появился в 1990 году и прошел практически незаметно. Более того, критик британского варианта журнала Metal Hammer обозвал эту пластинку «тотальным дерьмом». Англичанам всегда был свойственен консервантизм, но какая-то доля правда в высказывании все же есть. Дебют Tiamat мало отличался от сотен других дэтовых альбомов, которые уже стоят поперек горла критикам специализированных изданий.
К счастью, ребята не зарубили и извлекли правильные уроки из неудавшейся попытки. Им удалось извлечь новый звук.
«Мы жутко нервничаем, - признается Hellslaughter, - как воспримут люди наш новый альбом? Тем более, что под словом «люди» мы подразумеваем дэт-метал-фэнов. Однако, мы делали свою музыку так, как хочется нам, а не как хотелось бы публике. Если немного повезет, мы сможем значительно расширить свою аудиторию. За счет, скажем, поклонников обыкновенного heavy-metal. Или наоборот, потерять вообще всех фэнов. Как получится».
Шеф Tiamat беспокоился зря. Альбом “The Astral Sleep” был прекрасно принят и публикой и критикой. Шведскому квартету, кажется, удалось совместить несовместимое: риффы, инспирированные обыкновенным хэви-роком, и взятые от дэта вокал и гитарное звучание.
Хотя музыканты группы – противники всяческих культов, но все равно носят на шее перевернутые кресты и их тексты представляет интерес для тех, кто западает на сатанинские фишки. И если вам понравились последние альбомы Nocturnus и Paradise Lost, то Tiamat наверняка придется в кайф.

 

TIAMAT
Scapegoats No More


В дни, когда никто и слов-то таких не знал: “дес-метал”, Йохан Эдлунд и Никлас Эстланд, обитатели глухой шведской деревушки, очень любили блэк-метал и, как положено приличным блэкушникам, делили свое время между оккультными изысканиями и просмотром фильмов о Третьем Рейхе. Поэтому не стоит удивляться, что и свой музыкальный коллектив они назвали изящно и сентиментально: Treblinka. И ещё менее удивительно, что героических бойцов с фашизмом перекосило.
Тут пошли в ход неведомые веревочки, и молодые люди встали перед выбором: менять название или забыть о музыкальной карьере. Будучи, как и все шведы, людьми практичными, они поразмыслив, выбрали первое, и под именем Tiamat тут же приземлились на печально известной своей левизной и бешеной любовью к башибузукам фирме Century Media. Хозяева не обманулись – альбомы “Sumerian Cry” и “Astral Sleep” завернуты на тихом-мирном шумерско-чеченском эзотеризме. Полон абстрактных философствований и третий LP “Clouds”, вот только название навевает романтические ассоциации – уж не те ли это облачка, что так грациозно выплывают из труб крематория? Впрочем, пусть Йохан Эдлунд сам расскажет, о чем идет речь на пластинке, и чем вообще занималась группа в минувшем году.

В январе 1992 года Tiamat в качестве хэдлайнеров совершили турне по Голландии и Германии (впервые с К. Россом в качестве постоянного клавишника). После четырех концертов в Нидерландах должны были последовать шесть в Германии. Но после двух выступлений Tiamat прервали турне. Йохан о причинах заставивших группу вернуться домой раньше времени:
“В Голландии все шло великолепно, точно по плану. Когда мы приехали в Бад-Верисхофен, там не оказалось задней линии, поэтому пришлось взять её напрокат. Это обошлось нам дороже, чем деньги, которые нам заплатили за вечер. Потом начались проблемы с ночевкой в отеле, которую нам обещали обеспечить. Мы больше не могли доверять организатору турне; поэтому мы решили ехать домой, чтобы не потерять ещё больше денег”.
К счастью, позднее Tiamat получили возможность подключиться к Death в качестве замены Pestilence, которые свалили из-за трений между Шульдинером и Патриком Мамели. Но и это турне было прервано раньше времени. На концерте во Франквурте через несколько минут после начала Чак Шульдинер обиженно покинул сцену, потому что в него плеснули пивом из бокала, упаковал вещи и улетел во Флориду. В противоположность большинству людей, у которых уже не находится для Шульдинера доброго слова, Йохан неожиданно защищает своего коллегу: “Уже на нас люди вопили: “Стэйдждайвинг, стэйдждайвинг!” Так как сцена была очень маленькой, дайверы чуть не уничтожили нашу аппаратуру. Я орал на них, и к счастью, роуди помог мне согнать ребят со сцены. Я бы тоже с удовольствием покинул сцену. Настроение было очень плохое. А что касается пива, из-за электричества было очень опасно. Так что я могу понять Чака”.
Отчего и может напрочь съехать крыша, так это от попытки классифицировать музыку Tiamat. Произвести ее к общему знаменателю невозможно. Что же относит Йохан к своим влияниям? В начале стояли группы NWOBHM, такие как Saxon, Judas Priest и Iron Maiden; затем шли (что нельзя не заметить) Merciful Fate и пионеры дес-метала Celtic Frost и Possesed. Естественно, сыграли свою роль и Slayer – и классическую музыку и такие группы, как Dead Can Dance, тоже нельзя забывать. Tiamat без всяких оговорок – группа, корни которой находятся в хэви-метале, неважно какого оттенка. Но необычное в саунде группы составляет и работа с атмосферными моментами, передающими настроение и чувства. Зачастую это, по-видимому, более важно, чем перманентные, тяжелые риффы. Откуда-то идет это вдохновение….
Ответственны за это прежде всего уже упомянутые Dead Can Dance, как без колебаний соглашается Йохан, неудержимо восхищающийся их музыкой: “Невозможно слушать Dead Can Dance и не попасть при этом под их влияние. Их музыка влияет непосредственно на подсознание. Dead Can Dance – лучшее, что я слышал в своей жизни! Пользуясь этими влияниями, я хотел бы добиться, чтобы слушатель что-то чувствовал; он должен видеть картины. Я хотел бы достичь того, что делают со мной Dead Can Dance. В одной песне у меня такое чувство, будто я иду по темному лесу, в другой – что я стою в огромной церкви. Это важнее, чем просто быть быстрыми, зверскими, тяжелыми и какими там ещё”.
Эти музыкальные намерения отражают и тексты, как примере титульной вещи “Clouds” – и не только.
“После того, как я сочинил текст к этой композиции, я назвал её ”Clouds”. А потом мы все пришли к единому мнению, что это название великолепно подходит атмосфере всего альбома. 90 процентов моих текстов идут непосредственно из моей души. Я много пишу о моих снах и о самых потаенных мыслях: вещах, которые проносятся у меня в голове перед тем, как я засыпаю. Многое связано со смертью и с тем, что происходит с тобой после этого. Другие миры и измерения внутри собственного “я”… Я не хотел бы прославлять наркотики, потому что они опасны, но они отчасти связаны со всем этим. Часто трудно понять, что я хотел выразить своими текстами, так как я принципиально пишу для того, чтобы доставлять себе удовольствие. ”Sleeping Beauty” – это песня о любви, посвященная моей подруге. Я хотел делать честные тексты, которые идут из сердца. Поэтому было невозможно говорить только о смерти или на другие негативные темы. “Scapegoat” – песня, направленная против людей, которые неверно понимают Tiam
at. Например, в 1991 году мы должны были играть концерт на севере Швеции. Местные власти все отменили, так как пошли слухи, что у нас на сцене стоят отрубленные козлиные головы, и что мы обливаем публику кровью. Этой песней мы говорим людям, которые неверно толкуют нас, не встретившись с нами лично: Fuck Off! Пусть вначале посмотрят повнимательнее, прежде чем раскрывать рот”.
С чем мы снова возвращаемся к старой проблеме. Лого содержит перевернутые кресты и пентаграмму. Символы, неизбежно вызывающие однозначные ассоциации.
Йохан: “Да, перевернутые кресты есть перевернутые кресты. Здесь ничего не изменить. Для меня они – символы. Это не означает, что я поклоняюсь дьяволу, пью кровь и насилую невинных девушек. Я странный человек. Я ношу перевернутый крест на шее с того дня, как мне исполнилось 13 лет, потому что я любил такие группы, как Black Sabbath. Тогда это была акция, направленная против общества. Каждый день ко мне подходили люди и высказывали свои претензии – и с каждым разом росла моя уверенность в себе. Может быть, это трудно понять, но символы иногда могут давать тебе силу. Когда ты носишь крест семь лет, тебе от этого уже не освободиться. То же относится и к пентаграмме. Когда я упоминаю в текстах “Сатану”, это всего лишь слово, которое можно толковать самыми различными способами. Дьявол, как темная сторона моей личности, бог – как светлая. Мы используем определенные слова, чтобы выразить наши чувства. Когда люди, благодаря этому, что-то чувствуют, значит я достиг, чего хотел. На “
Clouds” я занимаюсь и светлой стороной, потому что я бываю не только “злым”.”
Ништяк! После таких слов особенно хорошо воспринимается одна байка оставленная Йоханом на десерт:
“Я живу в деревне, примерно в часе езды от Стокгольма, в очень уединенном месте – и единственный транспорт, который к нам ходит – это автобус под номером “666””.

 

Tiamat
Песня Любви и Преданности.


Йохан Эдлунд может гордиться собой: вот уже четыре альбома подряд (то есть на протяжении всей своей дискографии), его группе Tiamat с поразительной эффективностью удается приводить металлическую общественность в настолько редкое по нынешним временам состояние остолбенения.

Уже на предыдущей работе Tiamat, прошлогоднем альбоме “Clouds” обозначились недвусмысленные признаки того, что Эдлунд не намерен становиться заложником собственной музыкальной концепции (которая, заметим между прочим, как раз тогда постепенно начала превращаться в доминирующую на брутальном фланге хэви-метала): в музыку были введены элементы атмосферного гота и медиевалистической музыки в духе Dead Can Dance. И, тем не менее, альбом “Wild Honey” не стал от этого меньшей неожиданностью: линия, начатая на “Clouds”, будучи логическим образом продолжена, привела к созданию концептуального произведения с музыкой, сильно замешанной на Pink Floyd`освской психоделии. Поскольку Эдлунд – большой любитель и знаток живописи, будет, вероятно, уместно провести соответствующую аналогию: так с чем он мог бы сравнить “Wild Honey” – с сюрреализмом Дали или с реалистическими работами мастеров старой школы, скажем, Рубенса или Леонардо да Винчи?
“Думаю, и с тем, и с другим – настроения на пластинке меняются очень часто. Под определение “сюрреализма” больше всего подходит “Whatever That Hurts”, к которой мы будем снимать соответствующий клип. Но идея провести аналогию между музыкой и изображением невероятно привлекает меня. Я и в буклете к компакту попытался выразить наши песни изобразительным путём.
Я взял фотоаппарат и поехал к другу в Гетеборг, и мы весь день занимались тем, что перебирали фотографии и обложки пластинок, отсматривали видео и, кроме того, сами делали много фотографий. Прошла уйма времени, прежде чем мы подобрали к каждой вещи что-то подходящее, но эта идея не выходила у меня из головы. Это просто усиливает звуковое впечатление от музыки, и подобные мелочи для меня очень важны. Даже на уровне шрифтового макеты мы очень много экспериментировали”.
Творческий пыл не был истрачен впустую – “Wild Honey” представляет собой работу, замечательную во всех отношениях – и все же легко может статься так, что у старых фэнов Tiamat, привыкших к её прежней стилистике, возникнут, скажем так, “проблемы” с восприятием умиротворённого звучания нового альбома.
“Я очень надеюсь, что и старые наши фэны сумеют понят наше развитие. Сам я всегда был уверен в том, что мы делаем, даже в нашем первом альбоме “Sumerian Cry”. Если бы кто-то спросил меня, соответствует ли “Wild Honey” звучанию Tiamat, мне было бы трудно ответить, потому что я слишком погружен во все это – мне не хватает объективности. Но я вполне понимаю, что кому-то понадобится несколько больше времени, чтобы привыкнуть к новой пластинке, хотя сам я придерживаюсь мнения, что она не так уж далеко отстоит от нашего прежнего звучания”.
Как уже говорилось, происшедшие с Tiamat изменения коснулись не только музыки, но и текстов. Мало что осталось от мрачных историй с первых трех альбомов. Вместо этого Эдлунд следует направлению начатому композициями “The Sleeping Beauty” и “Undressed” с предыдущего альбома – очень поэтичной и почти романтической форме лирики.
“На протяжении трех альбомов я описывал свои темные чувства – теперь настало время показать другую мою сторону. Тексты по-прежнему имеют отчасти печальное настроение, но выражают более широкий спектр чувств, и в них описываются очень важные для меня вещи. В “The Sleeping Beauty” – хотя и довольно своеобразно – шла речь о моей бывшей подруге; “Do You Dream Of Me?” посвящена моей нынешней партнерше. Это темы, которые действительно важны для меня и взяты из реальной жизни, а не из фэнтезевых романов, что, впрочем, тоже может быть достаточно интересно. Я ведь постоянно пишу тексты или просто стихи – особенно ночью, когда я сижу в постели, у меня в голове проносятся самые разные мысли. Это мой способ выразить свои чувства. Я вообще довольно замкнутый человек и скорее буду что-то писать, нежели рассказывать”.
Не только замкнутый, но и нерешительный. Иначе как объяснить то, что уже на протяжении года никак не разрешится вопрос с постоянным составом? Ведь сегодня, как и сразу же после раскола, Tiamat состоит из Эдлунда и басиста Джонни Хагеля, а гитарист Магнус и драммер Ларс по-прежнему работают в группе лишь на сессионной основе…
“Ларс – очень хороший барабанщик, и мы отлично сходимся на личном уровне, но он никогда не станет полноценным членом Tiamat, потому что он слушает совершенно другую музыку – Poison и подобные мягкие хардроковые дела. Он не вкладывает душу в наши песни, он только следит за тем, чтобы безошибочно сыграть свою партию. После того, как он записался на нашу пластинку, он улетел в Швецию и отыграл пару сейшенов с одной шведской поп-группой. Главное для него – каждый день сидеть за барабанами и играть. С Мангусом все немного иначе. Я очень подружился с ним, и мы часто встречаемся, но у него не очень сложились отношения с Джонни. Кроме того, Мангус не хочет быть постоянным членом, потому что из-за своих музыкальных интересов он не может участвовать в написании песен для Tiamat. Он предпочитает такие замороченные вещи, как, например, Primus.

 

 

 

DEEPER KIND OF TIAMAT


Йохан Эдлунд вполне может считать, что в своей музыкальной жизни он добился всего, чего хотел, или, по крайней мере, занял свою нишу, явно долгое время пустовавшую. Швеция тоже может гордится своим достойным сыном, за какие- то семь лет сделавшим Tiamat группой мирового уровня, чьи пластинки прочно обосновались практически во всей специализированных чартах, соседствуя там с супер-звездами типа Metallica, AC/DC или Оззи Осборна. Новый альбом Эдлунда и Co., уже пятый по счету. “A Deeper Kind Of Slumber” поднял группу на ещё большую высоту, вызывая при этом довольно противоречивые чувства и мнения как фэнов, так и критиков. Но и те, и другие остались едины в одном: последнее творение одних из лидеров шведского (теперь уже электронного) готик-дума равнодушным не оставит никого и, несмотря ни на что, достойно всяческого внимания.

Итак, “A Deeper Kind Of Slumber”. По сути, новый альбом Tiamat стал вполне логичным продолжением в цепочке “Sumerian Cry” - “Astral Sleep” – “Clouds” – “Wildhoney”. Однако, если переход от “Clouds” к “Wildhoney” был более или менее плавным, то общего между предыдущим альбомом группы и новым примерно столько же, сколько, скажем, у Сыктывкара и Сан-Франциско. Йохан Эдлунд упорно продолжает гнуть свою музыкальную линию, увлекшись этим настолько, что уже, наверное, и сам не помнит, с чего когда-то начинал и чего в конечном итоге, собственно, хочет. Действительно, после “A Deepest Kind Of Slumber” от Tiamat можно ожидать чего угодно. Ясно одно: тяжелых гитар и проникновенного рыка Эдлунда мы точно уже не услышим. Новый опус Tiamat больше смахивает на некую смесь Pink Floyd, Enigma и последнего Depeche Mode, чем даже на “попсовый” “Wildhoney” – мягкое прозрачное звучание, чистейший вокал, масса акустических инструментов, клавишные, всевозможные флейты, скрипки и виолончели – и в
се это с легким электронным оттенком. И если прошлый CD многие охарактеризовали как экстремальную психоделию с элементами готики и дума, то новый – скорее просто психоделия со всеми отсюда вытекающими (исключение составляет, пожалуй, лишь самая первая композиция альбома). Во всяком случае, к думу, готике и уж тем более к дэт- металлу (был в истории группы и такой период) “A Deeper Kind Of Slumber” нельзя отнести даже постольку поскольку: тихая, спокойная , умиротворяющая музыка, так и клонящая ко сну. Но сей сон не тот, избежать которого просто невозможно, пока на проигрыватели стоит мэйденовский “X-Factor” или последний альбом Queensryche. Сон “по Йохану Эдлунду” – это полу- эйфорическая дрема где-то в недрах стратосферы, куда можно попасть лишь посредством соответствующих околомедицинских препаратов или, на худой конец, музыки, созданной под воздействием оных (позже, кстати, поговорим и о них). Самого же Эдлунда на трансформацию таких вот чувств и эмоций в ноты и звуки подтолкнули вещи более приземленные. История стара, как мир, или, по-крайней мере, как анекдоты про Штирлица: “я люблю, а ты ушла, и я рыдаю, и печали нет конца”. Но рыдал и грустил Йохан не просто так – поняв, видимо, что ничего не вернуть, он принял решение как можно больше расслабиться и получить от этого если уж максимум удовольствия, то, по крайней мере, хоть что-то полезное. Таким образом и был написан материал для нового альбома Tiamat, коим Эдлунд остался весьма и весьма доволен. Однако копнув глубже, понимаешь, что история с ушедшей подругой – всего лишь повод. Глубинные же причины такой радикальной смены стиля Tiamat лежат в далёкой юности лидера группа, в его музыкальных пристрастиях и предметах безумного обожания.
“Из десяти моих самых любимых пластинок всех времен и народов семь – альбомы Pink Floyd, - говорит он. – Я очень, очень, очень большой фэн Pink Floyd. Я просто фанатик! Для меня это почти что религия. Pink Floyd – мой абсолютный фаворит и первая группа, которую я услышал и в музыку которых врубился. Но что такое истинная психоделия, я начал осознавать не так давно. Я понял, что без наркотиков достичь такого результата просто невозможно. Нет, я не наркоман и тем более никакой не проповедник, я не хочу говорить, хорошо это или плохо – просто я имел некоторый опыт с этими вещами и отражаю их в своей музыке и в текстах. У меня очень много песен о наркотиках, но группа Tiamat тем не менее не пропагандирует это, ни в коем случае! Более того, я думаю, что после пары таких текстов у человека должны возникнуть совершенно противоположные чувства”.
Но в текстовом плане “A Deeper Kind Of Slumber” все же большей частью отражает душевное состояние Йохана Эдлунда после расставания со своей подругой.
“Да, только эти чувства были доминирующими в процессе работы над новыми песнями, - рассказывает он. – Это, пожалуй, самая худшая вещь, которая когда-либо случалась в моей жизни. Я буквально чувствовал, как умирает какая-то часть меня, часть моей души”.
Но, как ни странно (а может быть и наоборот, так сказать, в порядке вещей), график настроения у Эдлунда пошел вовсе не вниз, а вверх. “Не знаю почему, - говорит он, - но я не убивался по ней, наоборот: я решил, что, в общем-то, все о`кей, все нормально. Нет, веселым и счастливым я отнюдь не был, но было как-то очень спокойно. Я словно вернулся в прошлое, вновь ощутил какие-то свои прежние чувства. Я почти ушел от реальности, оказался где-то в облаках, безучастно наблюдая за всем происходящим внизу. Наверное, именно такие блаженные чувства испытывает человек, когда умирает – вы наверняка не раз слышали рассказы людей переживших клиническую смерть. “A Deeper Kind Of Slumber”, одним словом”.
Да, именно такие чувства вызывает новый альбом Tiamat – камень, упавший с души Эдлунда, явно попал ему не по ногам. Вернемся, однако, непосредственно к музыке. Понятно, конечно, что чувства чувствами, Pink Floyd Pink Floyd`ом, но как одни из родоначальников дэт/дум/готик металла и они же – влиятельнейшая в своем стиле группа – докатились до электронной музыки и трип- хопа?
“Прежде всего я должен был стать вновь самим собой, - объясняет Эдлунд. – Не Йоханом из Tiamat, а Йоханом-сыном, Йоханом-другом. Йоханом-человеком! Думаю, у меня это получилось, потому что в этот раз я делал очень много того, о чем раньше не мог даже и подумать. Например, у меня никогда раньше не было идей с обратной перезаписью. Я и представить не мог, какого эффекта можно добиться, если пустить пленку с записью гитарной партии задом наперед, а на “A Deeper Kind Of Slumber” пара вещей даже основывается на этом. Мне начала нравиться электронная музыка, когда я начал заниматься ею, работать с синтезаторами, и драм-машиной. Я нашел человека, который знает, что делать со всеми этими звуками, какие нажимать кнопки, и в результате у меня даже появилось такое чувство, как будто бы я занимаюсь такой музыкой уже не первый год. Вообще-то ещё с “Wildhoney” мы распахнули это так называемое окно. Уже тогда мы начали экспериментировать со звуком и структурой песен в целом. На новом же
альбоме мы просто более усовершенствовали все это. На пластинке масса типичных Tiamat-овских элементов, а эти элементы техно открывают для нашей музыки новое измерение. Компьютер, в принципе, такой же инструмент, как, скажем, гитара, и благодаря этим техно-элементам общее звучание получается более насыщенным, густым, я бы сказал. Альбом звучит очень гармонично и естественно, а это для нас очень важно. Несмотря на все эти новшества, мы вовсе не стремимся добиться какого-то супер-модного и современного звучания. “A Deeper Kind Of Slumber” я бы охарактеризовал как смесь `70-x c `90-ми, плюс самая малость этих дерьмовых `80-х. Другими словами, сегодняшний Tiamat – это комбинация импровизаций а-ля концерт с компьютерным программированием. Почему так пренебрежительно по отношению к прошлому десятилетию? Я не люблю `80-e. Очень многие группы тех лет занимались вещами, которые не могли контролировать. Когда появились первые восьмибитные секвенсоры, они не знали, что с ними делать! Во всяком случае я не знаю ни одной хорошо спродюсированной пластинки 80-х. Я предпочитаю слушать группы, которые не меняют свое звучание, а совершенствуют его, утончают, как, например, это делали Pink Floyd с клавишными. Сейчас же, в `97, ситуация совсем иная, потому что цифровая техника стала более совершенной. Но тем не менее я не собираюсь пока вставлять на альбомы Tiamat CD-Rom-ные трэки, потому что считаю, что техника пока еще не совсем подходит для таких вещей. Для этого нужны комрьютеры с супер-стереосистемой и огромным высококачественным монитором”.
Но, несмотря на все вышесказанное, Йохан Эдлунд не отрекается от тяжелого металла. Более того, он собирается включить в концертную программу предстоящего турне парочку старых тиаматовских номеров! “А зачем?” - объясняет он.
“Я не понимаю тех людей, которые любыми способами открещиваются от своего прошлого. Да, мы играли блэк металл, мы с этого начинали. Первый альбом Tiamat вообще был спродюсирован и финансирован нами самими. Ужасная пластинка, но я вспоминаю те времена очень хорошо и мне ничуть не стыдно за нее. И я по-прежнему люблю металлическую музыку. Люблю за глубокие чувства, чего нет ни в одной из множества модных групп. В основном я слушаю классические альбомы типа Slayer-овского “Reign In Blood”. В конце концов, мы очень многому научились, работая в этом стиле. Главное, что я понял – в металле ты можешь либо зайти максимально далеко и глубоко, либо делать то же самое, но совершенно в другой интерпретации.
Последнее Йохану Эдлунду несомненно удалось на все сто!

 

 

TIAMAT
THE DEEPEST KIND OF SLUMBER


В данной статье речь у нас пойдет об одном из самых известных и неоднозначных людей на хэви-металл сцене – Йохане Эдлунде. Этого персонажа представлять нет необходимости, для тех же, кому это имя приходится слышать впервые, я рекомендую пропустить весь нижеследующий текст, поскольку для них это будет пустой тратой времени. Сия статья, собственно, таковой даже и не является, это просто экслюзивное интервью, любезно предоставленное мне главным редактором немецкого фэн-зина INVADER TheMetal@Zine (http://www.invader.de) Клаудией FC Фельдман.

Для начала я все считаю необходимым сделать лирическое отступление, поскольку для опубликования данного интервью нужна веская причина, какой является нынешнее развитие одной из самых ярких групп на небосклоне дум-металла. И действительно, последний альбом группы под руководством Йохана Эдлунда является крайне неоднозначным творением. Мне неоднократно приходилось слышать как восторженные отклики, так и разочарование, граничащее с полным презрением, да что там говорить, достаточно взять мою рецензию из одного из предыдущих номеров на этот альбом. Такими жаркими спорами о своем творчестве может похвалиться только одна группа, чьи альбомы вот уже восьмой год приводят в состояние шока всю металлическую, да и не только, общественность. Вы все уже догадались, что я упомянул группу под скромной вывеской Metallica. Но здесь у нас речь пойдет не о ней, а потому приступим. Итак, имею честь представить российской части поклонников сей группы, да и просто любителей подобной музыки инте
рвью с шефом группы Tiamat Йоханом Эдлундом. К сожалению, наш журнал не резиновый, и втиснуть все, что нам хотелось бы, не всегда удается, поэтому это интервью публикуется с некоторыми сокращениями.

Прежде чем мы приступим к обсуждению самого альбома, я хотел бы коснуться его технической части, которая не менее интересна. Здесь вы использовали новые технологии и массу внимания уделили именно техническим возможностям студии, в которой вы работали, и я думаю, что это оказало в целом большое влияние на сам альбом.
“Да, действительно, на этом альбоме масса отличий от наших предыдущих работ. потому что я построил небольшую домашнюю студию, в которой я работал с многими новыми для меня вещами, такими как сэмплы, синтезаторы, компьютеры и многими другими. И когда песни для нового альбома записывались у меня дома, - мы использовали все возможности, которые у меня были, и я мог написать песню с таким звуком или еще чем-либо, которая бы очень отличалась от типичных “рок-песен”. На этом альбоме очень много таких песен – ну, некоторые части песен написаны с гитарами на заднем плане, хотя я никогда раньше об этом не думал. Ты заканчиваешь работу над песней тогда, когда чувствуешь, что добился наилучшего звучания, и тогда можешь работать дальше. Мне действительно это понравилось. Я полный дятел в плане технической стороны, но мне так понравилось сидеть долгими часами дома перед компьютером, и с помощью машины гораздо легче писать материал, нежели с членами группы”.
Да, действительно, после этого альбома создается такое впечатление, что такие типичные ранее для группы инструменты – гитары, ударные, бас и все остальное – отошло на задний план, и чувствуется атмосфера всей пластинки, это первое, что понимаешь. Не то, как группа использует двойные басы или что-нибудь в этом роде, но именно целостная атмосфера стоит на первом месте, а одиночные инструменты ушли на задний план.
“Ну, я думаю, что у нас было много моментов, в которых было гораздо важнее чувствовать настрой группы, лучше всего это видно в тех местах, где мы импровизировали. Но мы попытались соединить эти важные элементы, и я думаю, что у нас получилось очень современное звучание”.
Как ты сказал, у тебя появился очень важный метод перед тем, как вы начали записывать альбом. Откуда к вам пришел этот новый метод?
“Ну, очень долгое время не было репетиционной базы, и я просто ненавижу, когда до нее нужно добираться на метро, а это крохотная комната без окон, и ты стоишь и споришь с другими людьми, пытаешься найти с ними какой-то компромисс. Я люблю вставать рано утром, и чтобы студия была в двух шагах от постели, и ты что-то пробуешь, пьешь кофе и когда видишь, что что-то должен сделать, играешь. Такое отношение фокусирует внимание к звуку и к работе над ним, над аранжировками песен. Но также не меньшее влияние оказал тот факт, что эта запись очень личная, потому что весь материал был написан дома и был очень… Было очень легко перенести личные ощущения и переживания, когда ты сидишь долгими ночами дома, все эти ощущения было очень легко записать. У меня был телефон в студии, и я мог сесть за телефон и поспорить со своей подругой и потом бросал трубку и начинал работать. Я сидел в студии, и вот такие телефонные беседы согревали мое сердце. Это было очень просто”.
Такой актуальный вопрос: более, чем на других альбомов, здесь выражена часть тебя, непосредственная твоя часть, не переходило ли это в другую ситуацию, в другую атмосферу? Я думаю, когда вы собирались в репетиционной с твоей группой, у возникали проблемы в связи с этим.
“Я большую часть времени работал дома, не встречаясь с другими людьми. Я работал дома почти год. Конечно, я не мог все время работать только дома, но когда я занимался, я не думал о том, что подумают люди об этой записи, я себя ни в чем не ограничивал. Я не думал о том, что будут люди думать после прослушивания этого альбома, но я не могу быть собственным цензором. Я только полностью открылся – такая самотерапия. И теперь, когда я выношу свой альбом на обозрение публики, я фокусирую свое внимание только на своих чувствах. Я не знаю, хорошо это или плохо, но это мой путь, которым я иду, и я думаю, что это единственный способ делать то, что меня полностью удовлетворяло бы. И тогда, может быть, людям это понравится”.
Было ли легко писать такие личные вещи, а потом выставлять их на всеобщее обозрение? И как это соотносится с предыдущими альбомами – было ли тяжелее записывать этот альбом?
“Совершенно никаких проблем. Я полностью честен сам с собой. Я очень далек от музыкальной индустрии, когда я пишу песни, кроме того, я живу очень далеко от остальных членов группы. У меня есть собственная жизнь в Швеции, но затем приходит время, когда я решаю, если действительно я хочу пообщаться с людьми, то никаких проблем не возникает. Я их уже преодолел. Мне совершенно наплевать, что люди будут обсуждать мои чувства – это все равно ничего не меняет. Я слишком эгоцентричен, чтобы обращать внимание на то, что другие люди думают или говорят обо мне. Но это никогда не отражается на моих песнях или записях. Я решил быть честным с этим, что бы ни думали – будут ли люди думать, что это патетично или что-нибудь в этом роде. Вот как поступаю. Знаете – я немного проявляю свою слабость, но раз я решил быть честным, то я не претендую казаться тем, кем я на самом деле не являюсь, как делают многие группы, по моему мнению. Они пытаются что-то спрятать и видят в песнях путь, который,
как им кажется, поможет им стать лучше, клевее или еще кем-нибудь. Но это не то… это ничего мне не дает. Я делаю это для того, чтобы освободиться от проблемы или ещё от чего-нибудь. И затем я… я не могу контролировать те слабости, которые у меня есть, но – я знаю – у меня нет проблем с этим”.
Ты очень критично относишься к самому себе.
“Я полагаю, люди могут с этим согласиться, но это делает меня сильнее, потому что если они делают критические заявления в мой адрес, совершенно меня не зная, то я думаю: “Почему меня должно это волновать?”, потому что очень глупо думать, что после прослушивания записи ты хорошо знаешь этого человека. Это просто идиотизм”.
Я хотел бы поговорить о людях, которые участвовали в этой записи. У тебя были приглашенные музыканты, потому что в записи присутствуют индийские инструменты и клавишные. Но в информации, которую мне дали в звукозаписывающей компании, не были указаны эти люди, во всяком случае, мне сказали, что в группе нет постоянного клавишника.
“Я не знаю, почему они это сделали. Я действительно изменил кое-что, потому что я думаю, что я лично на этой записи больше работал с клавишными и компьютерами, а они не хотели записывать это. Я думаю, что это было очень глупо, потому что моими основными инструментами на этой записи были именно клавишные, а не гитара. Но я не знаю, может, они не стали этого писать, потому что для концертов взяли живого клавишника. Но это все равно ничего не меняет. Но у нас действительно присутствуют приглашенные музыканты. В своей записи мы использовали струнные инструменты, гобой, флейту и другие, то, что мы представляли в то время. В этой записи словно сон стал явью, потому что мы работали сколько хотели, мы могли использовать в песнях струнные инструменты, а потом делали аранжировку, это было просто круто”.
Ты знал раньше этих музыкантов или ты познакомился с ними непосредственно перед самой записью?
“Ну, нет, мы просто их пригласили. Там была одна группа, которая записывалась в маленькой студии в Woodhouse, в которой были струнные, и мы пригласили этих ребят к себе. С нами всегда что- нибудь случалось. Как-то владелец студии подошел к нам и сказал что-то вроде: “Ну, вы видите инструмент ситар”, знаете, он одолжил у кого-то ситар, и снова говорит: “Сегодня в студии есть профессиональный музыкант, который играет на нем”. И тогда мы подумали что-то вроде: “Ну раз он здесь, то он должен играть с нами”, и пригласили его участвовать в записи. А он нам сказал: “Знаете, у меня в Дортмунде есть приятель, который играет на флейте, это турок, который использует в игре на флейте народные турецкие приемы игры”, мы притащили также и его. Так эти музыканты появились у нас в студии и мы их записали”.
Поскольку раньше ты не знал этих ребят, то были какие-нибудь сложности в процессе записи?
“На самом деле нет, я думаю, просто потому, что эти люди – профессиональные музыканты, они играли по нотам, которые я им дал, так что они играли, уже хорошо ознакомившись с материалом, кроме разве импровизации на “Four Leary”, где музыканты, которые играли на ситаре и флейте, импровизировали друг с другом. Но это было просто здорово, потому что они очень тонко передали атмосферу песни, а этот турок, который играл на флейте, он просто чокнутый, ты знаешь, было очень трудно вернуть его обратно на землю”.
У тебя в группе всегда происходят какие- нибудь изменения состава, и я всегда удивляюсь, почему твоя группа находится все время в изменении?
“Я не работаю с людьми дольше, чем это необходимо. Но мне нравится иметь постоянный состав, с которым я выступаю на концертах, это чувство группы, ситуация в группе, когда мы играем, все четверо. Я думаю, что мы все рады поездить с концертами, и я бы солгал, если бы сказал, что это не так. Не знаю, я полагаю, что в связи с гастрольной деятельностью всегда происходят какие-то изменения, но я всегда смотрю на это оптимистично”.
А о чем ты мечтаешь?
“О вещах, о которых мечтают все в этой жизни, о любви и всем таком прочем. Это… я не знаю, будет ли хорошо то, о чем я мечтаю. Ну а вообще-то… в состоянии фрустрации понимаешь, что ты никогда не найдешь то, о чем мечтаешь”.
Так ты не веришь в честность людей?
“Я не верю в них. Мы всегда обижаем друг друга и лжем друг другу. Я полагаю, что это очень негативно действует на человека, и это я попытался выразить на своем альбоме. Я не знаю, будут ли слушать эту запись из-за этого, потому что я не вижу причины, по которой может кого-то заинтересовать этот парень из Швеции, который живет в лесу и столь пессимистично смотрит на окружающий мир. Я не вижу, почему это может кого-то задеть за живое. Но я знаю, что не я один так думаю”.
Ты говоришь, что предполагаешь, как другие люди отреагируют на этот альбом. Как ты сказал, некоторые люди воспримут твою музыку, а некоторые нет. Я полагаю, что найдется достаточно людей, которые действительно полюбят этот альбом. Но существует часть метал-фэнов, которые не переносят клавишные….
“Ну, я думаю, что если ты ограничиваешь себя какими-то рамками и если ненавидишь клавишные, то тебе скоро трудно будет найти группу, которая не использует клавишные. Если люди действительно интересуются музыкой, то они будут слушать эту музыку. Да, я знаю людей, которые говорят, что наш последний альбом – полное дерьмо. Но я только думаю: “Хорошо, так не слушай его”, но я больше уверен в том, что есть много людей, которым этот альбом очень нравится”.
Меня интересует еще один вопрос. Я слышал, что будет переиздан “Sumerian Cry”…
“Первый альбом? Да, он действительно будет переиздан. Я полагаю, что каждый раз, когда мы записывали свой очередной альбом, эта английская компания, которая имеет на него права, его переиздавала… ты знаешь, что когда выпускается новый альбом, то старые переиздаются, чтобы заработать на этом еще…”

Вот такой вот честный господин Эдлунд… Не знаю, изменится ли у кого-либо отношение после этого интервью к последнему альбому Tiamat, но одно я знаю точно – то, что Йохан Эдлунд – человек, несомненно, очень одаренный и многогранный, и он не даст заскучать своим настоящим фэнам. От него можно ожидать чего угодно, но только не бесталанности и лености, что он нам доказывает уже не первый год.

 

 

 

TIAMAT
Музыка для несимпатичных


Музыкальный стиль - понятие растяжимое, непостижимое и недостижимое не только для понимания, но порой и для восприятия. Жанровые границы в мире тяжелой музыки сегодня оказались настолько размыты, что даже самые ярые приверженцы ярлыков и штампов зачастую становятся в тупик, ломая голову, как же обозвать (уже не говоря о максимально точной характеристике) тот или иной альбом. Бывшие дэт/дум-металлисты с завидным упорством рушат разъединяющие стили стены, которые сами несколько лет назад и возвели, дабы отгородить себя
от представителей "фальшивого" (читай - коммерческого) металла. Парадокс, но именно самые упертые дэтстеры переквалифицировались сегодня в самых прогрессивных. Редкий представитель какого-либо экстремального жанра сохранил в целости и сохранности то, что когда-то так лелеял и оберегал от нападок врагов настоящего металла. Правда, со временем появляется еще одна проблема: куда идти дальше после череды экспериментов со стилем и звучанием?..
В последнее время, статьи о подобных коллективах приходится писать в одном духе и, честно говоря, уже набило оскомину в очередной раз выслушивать, а затем переносить на бумагу заранее известные фразы о росте и развитии музыкантов, о новых горизонтах в их творчестве, раскрывающихся благодаря бурному развитию новых компьютерных технологий и т.д., и т.п.. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что, как правило, вставшие на путь перемен коллективы делают свое дело на совесть и записывают действительно интересные альбомы. Большинство эксперементаторов не видя обратной дороги прут напролом, круша последние уцелевшие преграды на своем пути. В результате классические и по большому счету однотипные дэт/дум-группы перерождаются совершенно в новом и, что весьма отрадно, отличном от своих коллег качестве. Но, как уже говорилось выше, рано или поздно музыканты-новаторы оказываются на перепутье...
После своего последнего альбома 'A Deeper Kind Оf Slumber' Tiamat вполне могла постичь участь их бывших коллег по музыкальному цеху Paradise Lost - настолько Йохан Эдлунд & Co. далеко зашли в изучении компьютеров и синтезаторов последних моделей. Трудно было даже предположить, чего ждать от нового альбома Tiamat! Однако Эдлунд оказался более верным своему прошлому, чем это могло показаться и сдал несколько назад. Новое творение группы 'Skeleton Skeletron' более ближе к классическому 'Wildhoney', чем к последнему диску Tiamat. Более того, сейчас яйцеголовый Йохан утверждает, что 'A Deeper Kind Оf Slumber' - не более, чем рядовой эксперимент, основной целью которого было найти и опробывать в деле новые электронные эффекты, которые обогатили бы общее звучание последующих альбомов Tiamat.
"Жизнь слишком коротка, чтобы прожить ее однобоко, - говорит он. - Тем более в наш стремительный век, когда технологии развиваются с умопомрачительной быстротой. Я надеюсь, что наши фэны достаточно умные люди, чтобы понять нас. Но даже в самом худшем случае это ничего не меняет: что мне прикажете делать, если кому-то не нравится наш очередной альбом? Я просто пытаюсь выразить посредством музыки то, что происходит со мной и вокруг меня, и я не могу это делать каким-то иным способом. Возможно кого-то из своих фэнов мы сегодня сильно огорчаем, но невозможно нравиться всем поголовно! Чем-то недовольные поклонники Tiamat были и раньше, когда мы играли другую музыку. Так что меня не особенно заботят подобного рода высказывания. Пусть это прозвучит пафосно, но я всегда верил в художников. Художника не должно волновать мнение общественности о его творчестве, потому что нельзя одновременно быть обычным человеком и творцом. Это мой принцип, которого я придерживаться много лет, а кон
центрирую я свои силы, естественно, на искусстве".
'A Deeper Kind Оf Slumber' вряд ли можно назвать неудачным альбомом, хотя реакция на него в среде ценителей творчества или, как говорит Эдлунд, искусства Tiamat все же была неоднозначной. Тем радостней была встреча нового альбома группы, который можно охарактеризовать как крайне удачный альянс предыдущих двух.
"Да, наш последняя пластинка была весьма необычной и реакция публики была соответствующей: кому-то 'A Deeper Kind Of Slumber' безумно понравился, других он шокировал, третьих ужасно огорчил. Я думаю, мы не можем НЕ меняться, по-крайней мере, нам труднее стоять на месте, нежели экспериментировать со своим стилем и звуком. И довольно большой части наших фэнов это только по кайфу - не знать, что ожидать от нас с выходом очередного альбома, потому что если ты считаешь, что очень хорошо знаешь эту группу и способен предугадать, каков будет следующий альбом, однажды ты можешь круто разочароваться! Что же касается 'Skeleton Skeletron', то по сравнению с 'Deeper...' это просто хорошие ПЕСНИ, не больше, но и не меньше. Я имею ввиду такие песни, которые можно запросто сыграть на акустической гитаре и спеть где-нибудь на природе "на шашлычке". 'A Deeper Kind Of Slumber' был одним большим экспериментом со звучанием - мы очень увлеклись всякими новомодными игрушками: сэмплы, програмиро
вание и т.д. Все это было очень интересно и увлекательно, хотелось все попробывать и обязательно применить в записи альбома. В этот же раз мы не сочли нужным продолжать эти эксперименты, и я думаю, что это даже больший вызов - попытка написать более крепкие песни. В этом отношении этот альбом больше похож на саунд английских групп середины 80-х как Joy Division или Sisters Оf Mercy. Но основу, саму суть Tiamat мы не потеряли, и новые песни звучат очень натурально".
Так же натурально, как и 'Wildhoney', альбом, которым Эдлунд гордится, пожалуй, больше остальных. Хотя за прошедшие пять лет в группе много что изменилось, включая состав группы. На сегодняшний день Tiamat представляет собой трио, куда помимо самого Йохана входит барабанщик Ларс (нет, не Ульрих!) Сколд, играющий в группе уже пять лет, и экс-гитарист Сemetery Андерс Айверс, который, кстати, в 1991 году был "тиаматовским" сессионным музыкантом во время их турa.
"В процессе работы над 'Wildhoney' у меня было много споров с тогдашними участниками Tiamat, которые чуть было не довели группу до распада перед . У нас не было единого мнения, относительно будущего курса группы, и мы вдвоем с басистом решили сделать нечто подобное, чем занимались те группы, которыми мы сильно увлекались в то время - Pink Floyd и King Crimson. Но так как мы не считали себя достаточно талантливыми и техничными музыкантами, чтобы воссоздать звучание тех же Pink Floyd, мы решили просто сделать что-нибудь интересное. И проблем вообщем-то не было, потому что мы - дэт-металлическая группа, желающая звучать как Pink Floyd, то есть изначально было понятно, что должно получиться нечто среднее. Я никогда не считал себя талантливым музыкантом, и не всегда понимал, что я делаю, но в том-то все и дело, что развитие заключается в самом процессе работы - я работал и работал, до тех пор, пока не получалось что-то действительно круто звучащее. Но до самого последнего момен
та я понятия не имел, что будет представлять из себя конечный результат работы".
Зато сейчас Йохан очень хорошо понимает, что происходит в его родном коллективе. Правда о том, что вообще творится в музыкальном мире, Эдлунд не имеет ни малейшего понятия, так как не слушает даже собственные пластинки, не говоря уже о чужих!
"Я не знаток современной сцены, можно сказать, что я живу в собственном мире и постоянно сосредоточен на своих песнях, - объясняет он. - Я даже почти не читаю музыкальных журналов! Ну, я слышал, что сейчас очень популярны современные блэк-команды Cradle Of Filth и Dimmu Borgir, но ничего про них не знаю. Не то, чтобы мне это совсем не интересно, просто на это нет времени - я больше занимаюсь своими делами. Даже в прошлом году, когда мы почти не выступали и устроили себе довольно продолжительный отпуск, я занимался всем, чем угодно, но только не музыкой - я валялся на диване, смотрел футбол, вообщем, наслаждался жизнью. Правда я частенько общаюсь с музыкантами других групп, особенно с теми, кто также работает под крылом у "Century Media". Так, недавно я попивал пивко с очень классной итальянской группой Lacuna Coil, потусовался с Nevermore... Но и в этих случаях мы почти не разговаривали о музыке. Вы удивитесь, но за последние пару лет я купил себе лишь три (!) пластинки: R
adiohead 'O.K. Computer', последний диск Massive Attack и старый альбом Лаури Андерсон, да и то, только из-за одной песни! А вдохновение для написания песен я черпаю в осоновном из различных новых компьютерных программ для создания музыки, а с этими делами я сталкиваюсь ежедневно. Но любимой группой для меня до сих пор остается Pink Floyd - это, конечно, абсолютный фаворит".
Но, вернемся к 'Skeleton Skeletron', который хотя и похож на 'Wildhoney', но имеет с этим альбомом массу различий. Большей частью, правда, это касается текстовой части нового материала группы.
"Я уже почти не пишу песен о смерти или о мире снов, - объясняет Йохан. - Большая часть песен со 'Skeleton Skeletron' рассказывает о жизни, о более приземленных вещах, чем какие-то фантазии. 'Wildhoney', например, вообще был написан под влиянием наркотиков, но если даже сейчас я затрагиваю подобные проблемы, то я смотрю на эти вещи как бы со стороны и сужу об этом более объективно. Но в основном сейчас меня вдохновляет литература. Мне всегда нравлся Киплинг, очень много я заимствовал у Шекспира, особенно из "Сна в летнюю ночь". А в последнее время я зачитываюсь Хемингуэем, мне безумно нравится его манера раскрывать природу человеческих инстинктов. И новый альбом как раз больше в его стиле, нежели в романтическом, здесь больше пороха, чем снов- цветов".
Даже в названиях и текстах песен Эдлунда есть идеи старика Хэма. Так, название композиции "To Have & Have Not"- это книга знаменитого писателя 1937 года, еще одно название произведения Хэмингуэя затесалось среди строк первого сингла альбома "Brighter Than The Sun": "We can walk in the Garden of Eden". Да и клип на эту песню, написаную Эдлундом под впечатлением от жизненного пути писателя снят, как говорится, в тему.
"А вообще, в этих песнях много ненависти, - продолжает автор текстов. - Довольно большая их часть затрагивает тему женщин и отношений с ними, но в данном случае упор делается отнюдь не на положительные стороны этого аспекта. Есть, правда, две почти любовные песенки, но большинство вещей о более мрачных сторонах, например, о сексуальных извращениях. Я написал пять альбомов о смерти, пора бы подумать и о жизни! В новых текстах есть и религиозные мотивы. Я попытался предать огласке общественности не самые симпатичные стороны своего "я", потому что у всех у нас имеются мрачные мысли. А очень многие человеческие качества, как, скажем, эгоизм, вообще не поддаются внутренней цензуре. Одним словом, 'Skeleton Skeletron' - альбом о и для не слишком симпатичных людей, но он очень правдивый".
Не обошлось и без кавер- версии. Выбор Tiamat пал на старинную песенку Rolling Stones с провокационным названием "Sympathy For The Devil"...
"Обратите внимание, какое убийственное название у этой песни, хотя джеггеровский текст слишком ироничен для нас! - объясняет такой несколько странноватый для Tiamat выбор Эдлунд. - Думаю, что этот кавер - бальзам на душу тем, кого очень расстроил наш отход от "веры Tiamat" на 'A Deeper Kind Of Slumber'. Это своего рода послание нашим фэнам, в которм говорится, что мы не забываем своего прошлого и по-прежнему достойны называться своим именем".
Это подтверждает и открывающий новый альбом трэк с гордым названием "The Church Of Tiamat". По словам Йохана Эдлунда песню вполне можно считать гимном Tiamat, тем более, что приурочена она к десятилетию группы, которое отмечается в этом году.
Воздержимся от дальнейших прогнозов, но юбилей Tiamat встретили более, чем достойно.

 

 

 

Tiamat
Игра контрастов
Prologue


Несколько лет об этой группе не было почти никаких вестей. После довольно успешного, на мой взгляд, альбома “Prey”, вышедшего в далеком 2003 году группа порадовала Россиян всего лишь парой концертов. И вот группа снова приезжает в Россию, в город Санкт-Петербург, чтобы принять участие в фестивале. Там-то нам и удалось поговорить с лидером группы Йоханом Эдлундом и басистом Андерсом Иверсом. Поначалу Йохан был довольно флегматичен и отвечал на вопросы довольно вяло, но под конец у него явно поднялось настроение, и он стал немного поразговорчивее…


Ваш прошлый альбом “Prey” был выпущен в 2003. Почему такое долгое затишье?

Johan Edlund: Да просто мы были заняты своими делами. Я, например, переехал в Грецию, и отдыха то у меня толком и не было (смеется)

Anders Iwers: Да и контракт у нас закончился…

J. E.: Мы ездили в туры, играли на различных фестивалях, а у Andersа родился ребенок.

Поздравляю! Ваш DVD в шведских чартах стартовал сразу на позиции номер 5. Как ты думаешь, это можно считать успехом?

A. I.: Это определенно успех. Хотя мы не ждали такого эффекта… Мы просто надеялись на лучшее.

Для съемок этого DVD Tiamat выбрали Польшу. Почему именно Польша? Что особенного в этой стране?

A. I.: Да просто сделать там запись обходится очень дешево (дружный смех). И, кроме того, публика нас приняла очень тепло, это было что-то невероятное.

J.: Мы играли на этом Польском фестивале уже 5 раз. Первый раз был в 1991 (думает). Да, это был


о 1991, и это было наше первое шоу, так что имело смысл сделать запись DVD именно там.

И какое ваше выступление вам запомнилось больше всего?

A. I.: Да на самом деле, сложно сказать. Каждая страна по-своему особенна. Я имею в виду, когда мы находимся в Швеции, это, конечно, здорово, тебя здесь все знают. Но когда мы были, например, в Мексике, это был беспредел, ну в хорошем смысле этого слова, толпа была обезумевшей! Правда, я не могу назвать этот концерт лучшим, но мексиканскую публику я запомнил навсегда! Я наших фэнов даже сравнивать не могу, они так же различаются, как и их национальности.

Недавно вы подписали контракт с Nuclear Blast Records. Почему именно они?

J. E.: Они предложили нам хорошие условия, и фактически у нас был не такой уж широкий выбор на тот момент. Но они действительно помогают нам! Мы видим их профессиональный подход к работе!

A. I.: Они действительно хотят выпускать наши альбомы и стараются изо всех сил.

Дебютны


й альбом LUCYFIRE "This Dollar Saved My Life at Whitehorse" был выпущен в 2001. И только сейчас ты разослал новые демки по лейблам.. Почему ты остановил проект более чем на 5 лет? Есть уже какие-то предложения от лейблов?

J. E.: Мы занимаемся этим. Я имею в виду, меня и Larsа (наш барабанщик). Сейчас уже поздновато заниматься этим проектом, так как, скорее всего, сейчас надо будет сконцентрироваться на Tiamat. А что касается стилистики, то, скорее всего, все останется по-прежнему. В LUCYFIRE мы не собираемся “изобретать велосипед”. Я просто играю музыку, которую действительно люблю, вот и весь секрет. Я имею в виду gothic English new wave music.

Зачем ты создал LUCYFIRE? Насколько я знаю (согласно твоим же словам), там ты играешь музыку без глубоких мыслей и идей, это для тебя удовольствие … Ты устал от серьезности?

J. E.: Возможно, после “A Deeper Kind Of Slumber” (1997) альбом LUCYFIRE и кажется несерьезным. Но сделать такой альбом совсем непросто. Да и потом, если хочешь отдохнуть – играй рок-н-ролл.

На официальной MySpace странице LUCYFIRE ты как-то написал, что " LUCYFIRE играют за еду". Дела с проектом обстояли так плохо? Как люди вообще отнеслись к проекту?

J. E.: Да, да! Это был действительно очень тяжелый период. Иногда даже не было еды, так что еда – это еще большая роскошь! (смеется). Я уверял себя, что меня ждет успех, но на самом деле все оказалось не так. Альбом не распродался, и, в принципе, всем было по фигу, альбом не приняли (вздыхает), и концерты не были достаточно хороши. Я не знаю, почему. Я не думаю, что это из-за материала или из-за работы лейбла. Просто публика не приняла альбом и все.

А тебе не кажется, что новый LUCYFIRE звучит как альбом Tiamat “Judas Christ”, и что, возможно, этот материал подошел бы к Tiamat?

J. E.: Возможно, частично. Но имеются различия, совершенно точно. Новый материал LUCYFIRE немного политический, что никак не подошло бы Tiamat. Так что я думаю, было бы неправильно реализовывать эти идеи с Tiamat.

И о чем же там будут тексты?

J. E.: Есть очень много интересных тем. Что касается нового материала LUCYFIRE – его я написал после того, как пару раз посмотрел новости. А когда я пишу для Tiamat, я больше вдохновляюсь тем, что … (думает)

A. I.: … не смотришь новости!

J. E.: Да! Точно. В принципе, и в Tiamat, и в LUCUFIRE, я пишу об одном и том же – о жизни. Просто я пишу о разных ее сторонах. Tiamat – это более глубокие мысли относительно тех же самых вещей.

Расскажи, пожалуйста, о бонус-треках “However You Look At It You Loose” и “Sixshooter” с альбома «Judas Christ». Это же практически настоящий трип-хоп!

J. E.: Просто лейбл хотел сделать бонусы….

A. I.: Они не включены в «Judas Christ». Они были включены в лимитированное издание, так что их, собственно, на альбоме и не должно быть. Но лично мне они очень нравятся, хоть они и расходятся стилистически с альбомом.

И что же происходит с песнями, которые не входят в альб


омы? Я полагаю у вас много таких…

J. E.: Обычно, когда песня написана, и она нам нравится, мы просто берем и записываем ее. Но если песня отстой, мы даже не беремся что-то делать с ней. Так что я не сказал бы, что у нас много неизданного материала.

Хочу спросить про ваш хит "Vote for Love". Йохан, что тебя вдохновило на написание такой песни? Это как-то связано с событиями в твоей личной жизни? Ты думаешь, что жизнь без любви невозможна?

J. E.: Да просто в один момент мне надоела вся эта мрачность. Я имею в виду, что мы все люди, и любить является нашей потребностью. Даже когда мы одеты в черное и играем монотонные песни. Нам просто захотелось перестать притворяться. Кроме того, к записи этой песни мы приступили 13-го сентября. Так что я думаю, что это тоже сказалось на альбоме… Я имею в виду ту трагедию, что случилась в США.

Вы уже были в России несколько раз, но впервые Tiamat здесь в качестве участника большого фестиваля. Что ты ожидаешь от публики? Ведь она довольно разнообразна…


J. E.: У нас было грандиозное шоу года два назад в России. У нас здесь большая аудитория слушателей. И она мне действительно нравится.

Когда-то Tiamat сменил жесткое звучание на более легкое и атмосферное. Что заставило тебя это сделать?

J. E.: Ну, мы менялись от альбома к альбому, так что это было логично, что мы пришли к нынешнему саунду. Честно говоря, мы даже не заметили, как это произошло.

Вы обращаете внимание на отрицательные отзывы о вашей музыке?

A. I.: Ну если люди что-то не любят в нас – это совсем не плохо, есть стимул совершенствоваться. И конечно, я читаю негативные отзывы на наши релизы. А как же иначе?!

J. E.: Ты, наверное, говоришь о всяких критиках. Если я поговорю с ребятами из Moonspell, и они скажут, что концерт удался – я буду действительно счастлив. Если они скажут, что концерт фигня – я прислушаюсь. Я доверяю им, я доверяю их мнению. Это люди, чье мнение для меня действительно важно. Что касается других людей – мне все равно


, нравится им Tiamat или нет. Это не имеет для меня значения. Сначала люди должны заслужить то, чтобы я прислушивался к их мнению.

A. I.: Да, я соглашусь. Они должны получить это право. Конечно, каждый человек имеет право на мнение, но если он или она говорят, что шоу было дерьмовым, потому что у них было плохое настроение, почему нас это должно трогать?

J. E.: Я читал журнал “Sweden Rock” на прошлой неделе, и мы получили там довольно хорошие отзывы. А вот в одном издании нам дали три балла из пяти. И мы подумали: "Да. Это очень справедливо". Но там были описаны все промахи нашего концерта, и в принципе, там все было отмечено правильно.

Не могу не спросить по поводу вашего клипа на “Brighter Than The Sun”. Кому принадлежит его идея?

J. E.: Изначально планировалось, что я буду сражаться с Линкольном. Но когда клипмейкер выбрал место, оно оказалось очень пыльным и грязным, так что нам отказали в аренде Линкольна. Но зато мы сумели арендовать этот автомобиль-монстр. Место, где мы снимали видео, было индуст


риальной областью, так что достать такое авто не составило труда (смеется). Это настоящее чудовище! Мне кажется, что идея была удачной. Кстати, клип снимали те же ребята, что и клип Rammstein “Sonne”.

На какой стадии находятся приготовления к новому альбому Tiamat? Когда ваши фэны могут уже ожидать нового релиза?

J. E.: В начале следующего года. Что касается содержания альбома, я думаю, что еще слишком рано что-то говорить об этом, но пластинка точно будет более тяжелой и, в то же время, разнообразной. Мы любим играть с контрастами, новой лирикой и новыми элементами в музыке. Это то, что мы любим делать, и я думаю, что мы весьма преуспели в этом. "Wildhoney" стал популярен потому, что там большой стилистический разброс от death metal до psychedelic.

Кто работает над обложками для ваших альбомов? Это один и тот же человек, или же вы постоянно меняете художников? И как вы работаете с ними? Они сами решают, что должно быть на обложке?

J. E.: Последние обложки сделал я, но это ско


рее исключение, чем правило. Все зависит от выбора, который у нас есть. Обычно, если мы кого-то нанимаем, то особо много не говорим по поводу оформления, т.е. оставляем художнику возможность включить воображение. Классно, когда ты можешь делать, что хочешь. Я говорю о том, что это действительно здорово, когда какой-то образ оседает в твоей голове, и ты знаешь, как реализовать его визуально. Для нашего сборника я с удовольствием сделал оформление, и оно мне нравится, но я не думаю, что смог бы сделать так же хорошо что-то для другой банды. То же самое по поводу музыки – мы пишем музыку исходя из наших переживаний. Мы пишем музыку, которую какой-нибудь профи не смог бы воспроизвести по заказу.

Что ты думаешь о пиратстве? Это как-то влияет на вашу группу?

J. E.: Конечно, оно очень влияет на индустрию музыки, и мы не исключение, но с другой стороны, в Польше мы никогда не были бы так популярны, если б не пиратство и не Интернет. Иногда пиратство помогает. Это так же хорошо, как и плохо.

Иногда люди говорят


, что у них просто нет денег, чтобы купить альбом любимой группы и поэтому они качают музыку из Интернета, другими словами, просто-напросто её крадут…

J. E.: Ну знаешь, музыка это не молоко. Ты же не нуждаешься в ней так, как, например, в еде. Так что если нет денег, не покупай диски. Ты говоришь: "У меня нет денег на машину", и ты просто не покупаешь ее. Вот тут то же самое. Все просто.

Многим музыкантам приходится где-то подрабатывать, т.к. одной музыкой не сильно-то и разживешься. Касается ли это вас? Совмещает ли кто-то из группы музыкальную деятельность с работой?

A. I.: Да, я работаю. Я должен, поскольку…ну, в общем, ты сама уже ответила.

J. E.: Нет, я не работаю. Мне повезло – я переехал в Грецию. Если бы я жил в Швеции, я, конечно, был бы должен найти что-то еще помимо музыки, ибо в Швеции чрезвычайно трудно выжить одной только музыкой. Да какое там трудно… Это невозможно. Если, конечно, ты не монстр рок-сцены или что-то вроде того. Группы с известными именами, конечно, могут позволить себе


и не работать.

Что для вас более важно – лирика или музыкальная составляющая?

J. E.: Я думаю, что самые лучшие песни пишутся всего за пару минут, и слова, и музыка. Возможно, иногда, когда ты читаешь лирику, ты даже не понимаешь смысл написанного, но есть шанс, что ты поймешь это через несколько лет. Если ты слишком долго работаешь над песней, над ее, так сказать, рождением, это уже плохой признак. Достаточно много времени уходит на запись и репетиции, но основная мелодия и слова должны рождаться быстро.

A. I.: Ну я бы не стал разделять песню на отдельные компоненты – музыку и слова. Отдельно они не существуют. Это комбинация. Хорошая комбинация = хорошая песня. Это самое важное. Все остальное вторично, если песня недостаточно хороша сама по себе.

Ты думаешь, что необходимо разделять свои глубокие мысли, идеи и чувства с публикой, которая, возможно, даже не понимает, о чем ты поешь? Как, по-твоему, можно ли писать музыку, не вкладывая в нее частицу себя самого?

J.


E.: Фактически, ты волен делать то, что тебе угодно. Хочешь – пиши книжки про демонов или научную фантастику. Но все это не для меня. Я хочу, чтобы у меня была причина, из-за которой я сяду и напишу новую песню. Я хочу жить и делиться с кем-то своими переживаниями, чтобы потом это все обсуждалось, об этом писали в журналах и т.д. Наверное, поэтому наши альбомы так долго и рождаются, потому что нам хочется писать на вдохновении, а не высасывать мелодии из пальца.

И что же вас заставило впервые задуматься о том, чтобы стать музыкантом?

(Все вместе): Iron Maiden!

A. I.: Ну, конечно, не только Iron Maiden. Еще, наверное, Merciful Fate по части лирики, Scorpions, Venom и многие другие банды.

Много людей говорят, что музыканты стареют и перестают интересоваться музыкой так, как в юности лет. Неужели это возможно – постареть для металла?

J. E.: Ронни Джеймс Дио отыграл офигенное шоу пару недель назад, а ведь ему уже за 60!

A.I.: Сегодня утром я действит


ельно пробовал поверить в это! (смеется).

Когда вы с концертом находитесь в чужой стране/городе, у вас есть время, чтобы осмотреться? Может, вы посещаете какие-то места?

J. E.: Да, конечно! Но хотелось бы иметь побольше времени в распоряжении на такие дела. Естественно, если у нас есть время, мы берем такси и просто катаемся по городу или ходим в наиболее интересные места. Но есть одно место, которое мы превосходно знаем в любом городе, который посещаем – аэропорт! (дружный смех).

J. E.: И конечно, когда мы отдыхаем или в дороге, с нами постоянно происходят смешные случаи. Обычно они происходят, когда мы пьяны (смеется). И зачастую это происходит, когда мы путешествуем с ребятами, которых давно не видели. У нас очень много таких историй накопилось. Но они очень личные. То есть, если я расскажу эти истории своему брату, то, возможно, и не будет смеяться.


Copyright ©2007 Тиамат  контакты   
Валента. Оборудование для телемедицины и функциональной диагностики | Заказать пакеты для виниловых пластинок. Джаз, рок, поп музыка. Свыше 14 000 пластинок.